Новогодние сказки для детей

Новогодние сказки для детей

Сказка "Две ёлки"

Неизвестный автор

В доме доктора Стрелкова всегда бывали на Рождестве две Елки; одна называлась большая Елка. Её делали в первый день праздника для детей, Маши и Васи, и приглашали их маленьких друзей и знакомых. На другой день Маша и Вася сами делали Ёлку для детей дворника, кухарки, молочницы, водовоза; звали также детей бедных больных, которых лечил их отец. Эта Ёлка называлась малою.

Приготовления к этой малой Ёлке начинались задолго до Рождества. Маша, которая уже довольно хорошо шила, начинала перешивать и чинить свои и братнины платья, которые были поношены или из которых они уже выросли, подрубляла маленькие платки. Вася же чинил старые игрушки, подклеивал старые книжки и картинки, делал новые коробочки.

В первый день праздника, когда мама с няней после обедни начали убирать большую Ёлку, Маша просила позволить ей пойти в кухню и состряпать самой что-нибудь вкусное для своих гостей.

- Смотри, Маша, не испачкай только своё платье, - сказала мама, - или лучше надень пока старенькое.

- Я лучше надену большой фартук, мама, и буду осторожна. А старые платьица все уж приготовлены для малой Ёлки.

Маша пошла в кухню, подвязала большой фартук и с помощью кухарки Авдотьи сварила шоколад, который сама натирала на тёрке, потом приготовила тесто для бисквитов. Недостало ещё немного сахару, и Маша побежала за ним в комнаты. Проходя мимо залы, она услышала, что старушка няня что-то ворчит...

- Ах он! Да как он сюда заполз? Никак не поймаешь.

- Что там такое? - спросила Маша. - Кто куда заполз?

- Да вот на Ёлке таракан или прусак. Должно быть, забрался, когда она обогревалась в кухне. Постереги, чтоб не ушёл, а я принесу щётку да его вымету.

Маша подошла и посмотрела.

- Оставь его, няня, пожалуйста, это не таракан и не прусак, а жук-скрипун, с большими усами, знаешь, каких летом в лесу много было!

- Всё равно надо выбросить, - продолжала ворчать няня, - а то, легко ли, Ёлка такая нарядная, и вдруг по ней такая дрянь ползать будет.

- Нет, нет, няня милая, - почти со слезами закричала Маша, - оставь, пожалуйста, оставь! Мама, скажи няне, чтоб его оставили. Он такой хороший. И у нас точно лето будет. На дворе снег, а у нас зелёное деревцо и живой жучок на нём ползает.

Решено было оставить жука-скрипуна.

Маша успокоилась, взяла сахару и пошла опять в кухню продолжать свою стряпню.

Вечером начали собираться гости. Прежде всех пришли Соня и Лиза, двоюродные сёстры Маши. Пока Ёлку ещё не зажигали, Маша пригласила их в свою комнату, постелила на большое кресло чистую салфетку, поставила чайный прибор и стала поить своих гостей шоколадом с пирожками и бисквитами своего приготовления. Пришла и маленькая Белоножка, чтобы попробовать Машиных пирожков.

Когда Ёлку зажгли, всех позвали в залу. Там танцевали, играли в жмурки и фанты, в кольцо и верёвочку. Вечер прошёл незаметно и очень весело.

Когда все гости разъехались, Маша ещё не хотела спать и просила позволить ей остаться в зале, чтобы начать приготовления к малой Ёлке с вечера.

- Только недолго оставайся, - сказала мама, - и смотри не засни. А то ты, должно быть, сегодня устала.

Оставшись одна, Маша взяла шнурков, лент и ножницы, принесла приготовленные вещи и начала украшать свою маленькую Ёлку.

Одна сторона была уже почти готова; Маша осмотрела её, увидала, что всё хорошо. Она хотела продолжать уборку, но было уже поздно, и ей хотелось спать. Облокотившись на стол, она задумалась, продолжать ли ей убирать Ёлку или отложить до завтра. В то же время она вспомнила про жука- скрипуна. Где-то он, бедненький? Должно быть, забился где-нибудь в уголок, испугавшись шуму и свету. И вспомнились ей эти жуки-скрипуны летом в роще, когда она с ора- том и няней ходила за грибами и за ягодами. Как хорошо и весело было в роще, где много таких же ёлочек, как та, что стоит перед нею, много цветов, и птиц, и букашек! «Скоро ли опять придёт лето?» - думала она. Вдруг она услышала, что кто-то тихонько зовёт её: «Маша, Маша!» Она оглянулась. Никого в комнате не было. Но тот же тихий, тоненький голосок продолжал звать её. Маша подняла голову и увидела на крайней ветке Ёлки жука-скрипуна, который поводил усами и ласково кивал ей своею головкой.

- Маша, - говорил жук-скрипун, - ты добрая девочка, ты не дала меня выбросить. Но мне нельзя здесь оставаться. Пойдём со мной в рощу, я сделаю для тебя праздник.

- Как можно, - сказала Маша, - ночью и в такой мороз идти в рощу! Мы и дороги не найдём; да ещё я могла бы надеть мою тёплую шубку, а ты как раз замёрзнешь.

- Не бойся, - отвечал жук, - у нас будет и тепло, и светло. Только пойдём скорее, чтоб успеть вовремя вернуться домой.

Маша согласилась, и они пошли. Дорогой жук ей рассказывал про своё житьё-бытьё, и она не заметила, как они пришли. Кажется, как будто сейчас только вышла из дому, а вот уж и роща. И странное дело, в роще совсем не было снегу, а зеленела трава, и хоть Маша вышла в одном платье, но ей вовсе не было холодно. Только трава была несколько сыра, как будто от росы. Жук шёл впереди, ощупывал своими усиками, где посуше, и указывал ей дорогу.

Наконец они пришли на прекрасную чистую полянку: кругом росли молодые ёлочки, а внизу зеленели трава и мох. Жук остановился.

- Вот здесь наш дом, - сказал он, - нагнись немножко, и войдём. Должно быть, гости уж ждут нас.

Маша нагнулась и увидала, что под большим лесом был ещё маленький лесок из крошечных ёлочек, былинок, моху, травы и цветов. Над ним возвышались кустики земляники, и местами стояли разноцветные грибы.

- Как, - удивилась Маша, - у вас уж и ягоды и грибы поспели?

- Это приготовлено для наших друзей, босоногих ребятишек. Как только взойдёт солнце, они прибегут сюда толпами, и то-то у них будет веселье!

Жук-скрипун подал ей лапку, и Маша под руку с ним продолжала идти в лесочке из моху и травинок.

Наконец они подошли к арке из двух еловых шишек. За нею виднелись целые кусты цветов: дикого маку, колокольчиков, павилики, ландышей, незабудок; и в траве, и в цветах светилось множество зеленоватых огоньков, и слышен был шум и треск и свист и жужжание. Маша остановилась в изумлении.

- Войдём, - сказал жук-скрипун, - это наша танцевальная зала. Музыканты все уже собрались, светляки зажгли свои фонарики: должно быть, бал уж начался.

Они вошли. Действительно, бал был уже в полном разгаре. Кузнечики пилили на своих скрипках, мухи и пчёлки жужжали, жуки и божьи коровки пели, бабочки летали, и всё это толпилось, кружилось, порхало вокруг цветов и пело на разные голоса.

- Будем и мы танцевать, - сказал жук-скрипун и подал Маше свои передние лапки. - Я тебя познакомлю с нашими гостями.

Но Маше не надо было знакомиться с ними. Она всех их давно знала и любила. Она стала кружиться вместе с ними, взбиралась на цветы, вдыхала их аромат, пила капельки сладкой росы.

- Как у вас хорошо и весело! - говорила Маша, устав от танцев и сев отдохнуть на листок ландыша.

- Останься жить с нами, — просил её жук-скрипун, - ты такая добрая и хорошая, мы тебя так полюбили. Останься! Ты будешь у нас царицей...

Говоря это, жук опустился перед ней на колени.

- Нет, - сказала Маша, - я не могу остаться у вас. Мне надо спешить домой, позаботиться о ваших друзьях, босоногих ребятишках. У меня ещё Ёлка для них не готова. Проводи меня поскорее. Когда мы переедем летом в деревню, я буду часто приходить к вам.

- Проводить тебя я не могу, - сказал жук-скрипун, - я знаю дорогу только в рощу, а как добраться к вам в город, я не знаю. Останься лучше у нас.

- Не могу, не могу, - сказала Маша. - Прощай!

И она бегом побежала из рощи.

- Маша, Маша! - слышался ей как будто вдали чей-то знакомый голос. - Маша, проснись!

Она проснулась. Над ней стояла мама и будила её.

- А где же жук-скрипун? - спросила она, протирая глаза.

- Жука найдём завтра, - сказала мама, - а теперь ступай скорее спать.

Проснувшись на другой день, Маша вместе с Васей принялась особенно старательно убирать Ёлку. И когда вечером собрались её маленькие гости, она старалась, чтобы им было так же весело, как было весело ей в гостях у жука-скрипуна.

В. Даль «Девочка Снегурочка»

Жили-были старик со старухой, у них не было ни детей, ни внучат. Вот вышли они за ворота в праздник, посмотреть на чужих ребят, как они из снегу комочки катают, в снежки играют. Старик поднял комочек да и говорит:

- А что, старуха, кабы у нас с тобой была дочка, да такая беленькая, да такая кругленькая!

Старуха на комочек посмотрела, головой покачала да и говорит:

- Что ж будешь делать — нет, так и взять негде.

Однако старик принёс комочек снегу в избу, положил в горшочек, накрыл ветошкой и поставил на окошко. Взошло солнышко, пригрело горшочек, и снег стал таять.

Вот и слышат старики - пищит что-то в горшочке под ветошкой; они к окну - глядь, а в горшочке лежит девочка, беленькая, как снежок, и кругленькая, как комок, и говорит им:

- Я девочка Снегурочка, из вешнего снегу скатана, вешним солнышком пригрета и нарумянена.

Вот старики обрадовались, вынули её, да ну старуха скорее шить да кроить, а старик, завернув Снегурочку в полотенечко, стал нянчить и пестовать:

Спи, наша Снегурочка,

Сдобная кокурочка,

Из вешнего снегу скатана,

Вешним солнышком пригретая!

Мы тебя станем поить,

Мы тебя станем кормить,

В цветно платье рядить,

Уму-разуму учить!

Вот и растёт Снегурочка на радость старикам, да такая-то умная, такая-то разумная, что такие только в сказках живут, а взаправду не бывают.

Всё шло у стариков как по маслу: и в избе хорошо, и на дворе неплохо, скотинка зиму перезимовала, птицу выпустили на двор. Вот как перевели птицу из избы в хлев, тут и случилась беда: пришла к стариковой Жучке лиса, прикинулась больной и ну Жучку умаливать, тоненьким голосом упрашивать:

- Жученька, Жучок, беленькие ножки, шёлковый хвостик, пусти в хлевушок погреться!

Жучка, весь день за стариком в лесу пробегавши, не знала, что старуха птицу в хлев загнала, сжалилась над больной лисой и пустила её туда. А лиска двух кур задушила да домой утащила. Как узнал про это старик, так Жучку прибил и со двора согнал.

- Иди, - говорит, - куда хочешь, а мне ты в сторожа не годишься!

Вот и пошла Жучка, плача, со старикова двора, а пожалели о Жучке только старушка да девочка Снегурочка.

Пришло лето, стали ягоды поспевать, вот и зовут подружки Снегурочку в лес по ягодки. Старики и слышать не хотят, не пускают. Стали девочки обещать, что Снегурочку они из рук не выпустят, да и Снегурочка сама просится ягодок побрать да на лес посмотреть. Отпустили её старики, дали кузовок да пирожка кусок.

Вот и побежали девчонки со Снегурочкой под ручки, а как в лес пришли да увидали ягоды, так все про всё позабыли, разбежались по сторонам, ягодки берут да аукаются, в лесу

друг дружке голос подают. Ягод понабрали, а Снегурочку в лесу потеряли.

Стала Снегурочка голос подавать - никто ей не откликается. Заплакала бедняжка, пошла дорогу искать, хуже того заплуталась; вот и влезла на дерево и кричит: «Ау! Ау!»

Идёт медведь, хворост трещит, кусты гнутся:

- О чём, девица, о чём, красная?

- Ау-ау! Я девочка Снегурочка, из вешнего снегу скатана, вешним солнцем подрумянена, выпросили меня подружки у дедушки, у бабушки, в лес завели и покинули!

- Слезай, - сказал медведь, - я тебя домой доведу!

- Нет, медведь, - отвечала девочка Снегурочка, - я не пойду с тобой, я боюсь тебя - ты съешь меня!

Медведь ушёл.

Бежит серый волк:

- Что, девица, плачешь, что, красная, рыдаешь?

- Ау-ау! Я девочка Снегурочка, из вешнего снегу скатана, вешним солнышком подрумянена, выпросили меня подружки у дедушки, у бабушки в лес по ягоды, а в лес завели да и покинули!

- Слезай, - сказал волк, - я доведу тебя до дому!

- Нет, волк, я не пойду с тобой, я боюсь тебя - ты съешь меня!

Волк ушёл.

Идёт Лиса Патрикеевна:

- Что, девица, плачешь, что, красная, рыдаешь?

- Ау-ау! Я девочка Снегурочка, из вешнего снегу скатана, вешним солнышком подрумянена, выпросили меня подружки у дедушки, у бабушки в лес по ягоды, а в лес завели да и покинули!

- Ах, красавица! Ах, умница! Ах, горемычная моя! Слезай скорёхонько, я тебя до дому доведу!

- Нет, лиса, льстивы слова, я боюсь тебя - ты меня к волку заведёшь, ты медведю отдашь... Не пойду я с тобой!

Стала лиса вокруг дерева обхаживать, на девочку Снегурочку поглядывать, с дерева её сманивать, а девочка не идёт.

- Гам, гам, гам! - залаяла собака в лесу.

А девочка Снегурочка закричала:

- Ау-ау, Жученька! Ау-ау, милая! Я здесь - девочка Снегурочка, из вешнего снегу скатана, вешним солнышком подрумянена, выпросили меня подруженьки у дедушки, у бабушки в лес по ягодки, в лес завели да и покинули. Хотел меня медведь унести, я не пошла с ним; хотел волк увести, я отказала ему; хотела лиса сманить, я в обман не далась; а с тобой, Жучка, пойду!

Вот как услыхала лиса собачий лай, так махнула пушняком своим и была такова!

Снегурочка с дерева слезла. Жучка подбежала, её лобызала, всё личико облизала и повела домой.

Стоит медведь за пнём, волк на прогалине, лиса по кустам шныряет.

Жучка лает, заливается, все её боятся, никто не приступается.

Пришли они домой; старики с радости заплакали. Снегурочку напоили, накормили, спать уложили, одеяльцем накрыли:

Спи, наша Снегурочка,

Сдобная кокурочка,

Из вешнего снегу скатана,

Вешним солнышком пригретая!

Мы тебя станем поить,

Мы тебя станем кормить,

В цветно платьице рядить,

Уму-разуму учить!

Жучку простили, молоком напоили, приняли в милость, на старое место приставили, стеречь двор заставили.

В. Степанов «Серебряный ключик»

Перед самым Новым годом захотелось Зайцу моркови. А где её взять зимой? Зима - не лето.

Спустился Заяц в овраг, а там, под сосной, лесной родник бьёт. Наклонился Заяц к роднику, стал воду пить и нашёл на самом дне серебряный ключик.

Поскакал Заяц к Лосёнку.

- Давай, - говорит, - меняться. Я тебе серебряный ключик дам, а ты мне морковку.

- Я бы с удовольствием, — вздохнул Лосёнок, - только у меня, кроме брусничных ягод, ничего нет, да и те кончаются. Ступай лучше к Хомячку.

- Хороший у тебя ключик, - похвалил Зайца Хомячок. - Как раз для моей кладовки. Только у меня, кроме пшеничных зёрен, ничего нет, да и те кончаются. Ты лучше на деревню сбегай, к людям.

Перекинул Заяц через плечо мешок и поскакал в деревню: через поле, через речку, через мосток берёзовый.

Остановился Заяц у крайней избы. Только хотел в окошко постучать, как, откуда ни возьмись, выскочила хозяйская собака. Залаяла она, зарычала.

Испугался Заяц и пустился наутёк.

Прибежал Заяц в лес, отдышался, а навстречу Дед Мороз идёт. Идёт, серебряный ключик ищет. Показал Заяц ему свою находку - он самый ключик и есть.

- Ну, Заяц, - обрадовался Дед Мороз, - проси теперь у меня всё, что пожелаешь.

- Мне, дедушка, кроме морковки, ничего не надо. Только где же её зимой взять? Зима - не лето.

- Верно, не лето, - улыбнулся Дед Мороз. - А серебряный ключик-то на что?

Хлопнул Дед Мороз в ладоши - появилась тройка лошадей, запряжённых в сани. А на санях - сундук.

Открыл Дед Мороз его серебряным ключиком и стал доставать из сундука подарки.

Бруснику - для Лосёнка. Зёрнышки - для Хомячка. Морковку - для Зайца.

А нам с вами — новогодний пирог.

С. Козлов «Как Ослик, Ёжик и Медвежонок встречали Новый год»

Всю предновогоднюю неделю в полях бушевала вьюга. В лесу снегу намело столько, что ни Ёжик, ни Ослик, ни Медвежонок всю неделю не могли выйти из дому.

Перед Новым годом вьюга утихла, и друзья собрались в доме у Ёжика.

- Вот что, - сказал Медвежонок, - у нас нет ёлки.

- Нет, - согласился Ослик.

- Не вижу, чтобы она у нас была, - сказал Ёжик. Он любил выражаться замысловато в праздничные дни.

- Надо пойти поискать, - сказал Медвежонок.

- Где же мы её сейчас найдём? — удивился Ослик. — В лесу- то - темно...

- И сугробы какие!.. - вздохнул Ёжик.

- И всё-таки надо идти за ёлкой, - сказал Медвежонок. И все трое вышли из дома.

Вьюга утихла, но тучи ещё не разогнало, и ни одной звёздочки не было видно на небе.

- И луны нет! - сказал Ослик. - Какая тут ёлка?!

- А на ощупь? - сказал Медвежонок. И пополз по сугробам. Но и на ощупь он ничего не нашёл. Попадались только большие ёлки, но и они всё равно бы не влезли в Ёжикин домик, а маленькие все с головой засыпало снегом.

Вернувшись к Ёжику, Ослик с Медвежонком загрустили.

- Ну какой это Новый год!.. - вздыхал Медвежонок. «Это если бы какой-нибудь осенний праздник, так ёлка, может быть, и не обязательна, - думал Ослик. - А зимой без ёлки - нельзя».

Ёжик тем временем вскипятил самовар и разливал чай по блюдечкам. Медвежонку он поставил баночку с мёдом, а Ослику - тарелку с лопушками.

О ёлке Ёжик не думал, но его печалило, что вот уже полмесяца, как сломались его часы-ходики, а часовщик Дятел обещался, да не прилетел.

- Как мы узнаем, когда будет двенадцать часов? - спросил он у Медвежонка.

- Мы почувствуем! - сказал Ослик.

- Это как же мы почувствуем? — удивился Медвежонок.

- Очень просто, - сказал Ослик. - В двенадцать часов нам будет уже ровно три часа хотеться спать!

- Правильно! - обрадовался Ёжик.

И, немного подумав, добавил:

- А о ёлке вы не беспокойтесь. В уголке мы поставим табуретку, я на неё встану, а вы на меня повесите игрушки.

- Чем не ёлка! - закричал Медвежонок.

Так они и сделали.

В уголок поставили табуретку, на табуретку встал Ёжик и распушил иголки.

- Игрушки - под кроватью, - сказал он.

Ослик с Медвежонком достали игрушки и повесили на верхние лапы Ёжику по большому засушенному одуванчику, а на каждую иголку - по маленькой еловой шишечке.

- Не забудьте лампочки! - сказал Ёжик.

И на грудь ему повесили три гриба-лисички, и они весело засветились - такие они были рыжие.

- Ты не устала, Ёлка? - спросил Медвежонок, усаживаясь и отхлёбывая из блюдечка чай.

Ёжик стоял на табуретке, как настоящая ёлка, и улыбался.

- Нет, - сказал Ёжик. - А сколько сейчас времени? Ослик дремал.

- Без пяти двенадцать! - сказал Медвежонок. - Как Ослик заснёт, будет ровно Новый год.

- Тогда налей мне и себе клюквенного сока, - сказал Ёжик- Ёлка.

- Ты хочешь клюквенного сока? - спросил Медвежонок у Ослика.

Ослик почти совсем спал.

- Теперь должны бить часы, - пробормотал он.

Ёжик аккуратно, чтобы не испортить засушенный одуванчик, взял в правую лапу чашечку с клюквенным соком, а нижней, притоптывая, стал отбивать часы.

- Бам! бам! бам! - приговаривал он.

- Уже три, - сказал Медвежонок. - Теперь давай ударю я! Он трижды стукнул лапой об пол и тоже сказал:

- Бам! бам! бам!.. Теперь твоя очередь, Ослик!

Ослик три раза стукнул об пол копытцем, но ничего не сказал.

- Теперь снова я! - крикнул Ёжик.

И все, затаив дыхание, выслушали последние: «Бам! бам! бам!»

- Ура! - крикнул Медвежонок, и Ослик уснул совсем.

Скоро заснул и Медвежонок.

Только Ёжик стоял в уголке на табуретке и не знал, что ему делать. И он стал петь песни и пел их до самого утра, чтобы не уснуть и не сломать игрушки.

Рекомендуем посмотреть:

Новый год. История праздника для детей

Новогодняя викторина для школьников с ответами

Новогодние игры для домашней компании

Нет комментариев. Ваш будет первым!